Екатеринбургская Стенограффия получилась настолько насыщенной, что мы до сих пор можем вытаскивать премьеры из закромов. Этим и займемся!)

Екатеринбург, ул. Степана Разина, 74
Георгий GOOZE Куринов (Краснодар)
Хамелеон

В прошлом дизайнер интерьеров и иллюстратор, ныне художник и руководитель двух стрит-арт проектов, в Екатеринбург Георгий приехал впервые, чтобы оставить на одной из стен города характерного его кубанской кисти, теплого и немного фантастичного хамелеона. 

Кроме того, художнику удалось протестить новые флуоресцентные краски от «Артон», но работу в этом свете мы покажем вам чуть позже)

А пока, предлагаем прочитать небольшое интервью с невероятно теплым и открытым Георгием, с которым мы поговорили об изюминке сделанной стенки, «невидимой войне» и о том, почему GOOZE не любит кофе)


Я выходец из реалистичной классической пейзажной школы живописи и постепенно через граффити-шрифты пришел уже в более масштабный стрит-арт


-  Давай немного поговорим о твоей работе, выполненной в рамках фестиваля.  Если не ошибаюсь, в 2014г. ты делал холст с таким же хамелеоном. Почему было выбрано уже сделанное однажды изображение? Совпадение? Не думаю…

- Да, действительно у меня была небольшая картина «Хамелеон», но после одной выставки она бесследно исчезла. Мне она очень нравилась, и я решил, во что бы то ни стало, сделать на ее основе интересную большую стенку.  И великолепным образом стремление совпало с желанием поехать на «Стенограффию», куда я и отправил фотографию утерянной  картины.

Мой персонаж выбран не случайно. Он адаптируется под среду, в которой находится, но кроме цвета, как это делает обычная рептилия, он трансформирует еще и свое тело. И вот это уже живое существо из фантастической локации, которое состоит из граффити-шрифта. 

С моим стилем рисования примерно так же. Я выходец из реалистичной классической пейзажной школы живописи и постепенно через граффити-шрифты пришел уже в более масштабный стрит-арт. И мне безумно нравится этот странный баланс стилей. В этом есть огромный простор для творчества.  

Если говорить о сверхсмыслах в моих работах, то я, скорее, этакий живописец в граффити-среде:  мне больше интересна эстетическая сторона, работа с  колоритом, тепло-холодностью цветов, техникой нанесения, цветоколористикой,  композицией, новыми инновационными материалами и технологиями. Каждая работа - это новый подход, новый опыт и оттачивание стиля в его разных формах и проявлениях. Я в шутку называю его «канопись»: это от слов «can» (англ. «баллончик») и «живопись» - получается такая «граффити-живопись». 

Глобальный месседж моих картин менее интересен, но это не значит, что они безыдейные! Все большие проекты - часть моей личной жизни, мои переживания. Например, масштабный проект «Начинаем погружение» – это  хвалебная ода моим любимым писателям-фантастам и их произведениям. Погружение в выдуманный мир великих писателей похоже на прыжок в холодную прозрачную воду, когда водная стихия поглощает  тебя полностью: так интересная книга забирает тебя в свою вселенную. Не менее масштабная работа «Папа» – это отражение моих эйфорических отцовских чувств после рождения дочки. Эту картину высотой в 5 этажей я посвятил ей. 

Еще одна важная особенность моих работ – это баланс между реальностью и некоторой недосказанностью. То есть изображение создается таким образом, что зритель  до конца не может решить, находится ли, например, эта локация под водой или нет, и что символизирует тот или иной персонаж. Таким образом, каждый зритель может найти там свой смысл.

- Сейчас ты занимаешься преимущественно коммерческими и социальными заказами в рамках городских проектов. И чаще приходится рисовать то, чего требует и хочет заказчик, а не следовать за своими желаниями и фантазией. Насколько тебя это ограничивает и ограничивает ли вообще, или получается, так сказать, совмещать приятное с полезным? Не боишься ли ты уйти с головой и потерять в этом себя, свободу мысли и творчества?

- Раньше, около 5-7 лет назад, дела обстояли так: брался за все подряд и рисовал ровно то, что хочет заказчик. Но сейчас все кардинально поменялось. Когда пришел опыт, узнаваемость, заказы стали хорошо оплачиваться, и параллельно с этим я нашел себя и свою манеру, и теперь диктовать условия могу уже я сам. Теперь могу рисовать то, что хочется, в привычной для меня стилистике. И заказчики уже давно знают обо мне и хотят «именно в вашем исполнении», поэтому да,  могу сказать уверенно: я совместил приятное с полезным. И с каждым новым годом это тенденция улучшается. Так что теперь я по-настоящему свободен. 

 


Я за несколько лет собрал просто огромный багаж невероятных историй о том, как я веселюсь на «невидимой войне»


- В Краснодаре ты являешься художественным руководителем проектов администрации "КраснодАрт" и «Кубань-Арт». То есть фактически втерся в доверие "верхов" и можешь официально красить городские фасады. И произошло это в 2013 году. Как долго ты добивался этой некоторой легализации граффити и лояльного отношения властей к "вандалам"? Тернистый ли был путь?

- Кстати, официально я нигде по бумагам даже не числюсь. И, пользуясь случаем, хочу сказать, что за все годы работы проектов я не получил ни копейки за свою работу как руководителя, так и художника – резидента. Все держится только на инициативе. Просто безумно всю жизнь хотелось рисовать большие картины в масштабе города и организовывать  граффити-фестивали, помогать другим ребятам.  

Поначалу при начальном создании и раскрутке проекта пришлось попотеть и немного порисовать  «для чиновников»: первые изображения были понятные, веселые и очень «кубанские». Это необходимо было сделать в свое время. Но по пришествии года мне дали «зеленый свет» и почти полную свободу действий. Вот тогда и началось что-то интересное как для меня, так и для других художников, которые принимали участие в проекте. 

Самое сложное – это получение разрешения на стену, иногда это занимает около полугода. Непросто бывает и с горожанами. Всем не угодишь, кому-то нравится, кому-то нет – все субъективно. Да и вообще это целое искусство – борьба за поверхность - сложное и непонятное, во всяком случае, в нашем городе. И я за несколько лет собрал просто огромный багаж невероятных историй о том, как я веселюсь на этой «невидимой войне». Наверное, потом напишу об этом книгу)) 

- Наткнулась на такую статью, наверняка, ты с ней знаком. Автор в ней довольно резко говорит об узости современного уличного искусства, о том, что легализация, одобрение властей и необходимость подстраиваться под их требования - только помеха настоящему самовыражению. Что такое творчество – как "кофе без кофеина": просто бессмысленное украшательство. И не обходит тебя стороной, потому что ты как руководитель городских проектов с администрацией на одной стороне баррикады. Как можешь прокомментировать?

- Статью видел, хотя, если честно, я не особо слежу за прессой. Просто мне эту статью сбрасывали знакомые и незнакомые люди много раз. 

Начну с того, что я в гармонии с самим собой, и мне нравится заниматься тем, чем я занимаюсь. Нравится процесс, творческий  рост и развитие. Какое-то время нравится и результат, но, как любой художник, я не могу стоять на месте, и через месяц или полгода может уже совсем не импонировать работа, хочется  сделать еще лучше. И к вопросу о  моем творчестве «без кофеина»  – я вообще не претендую на великое искусство, да и на искусство вообще. Я просто «крашу заборы» и делаю это довольно качественно. 

 


Я просто «крашу заборы»
и делаю это довольно качественно


Короче, я кофе вообще не пью, больше чай люблю. И ошибочно было бы считать, что я занимаю  какую-то сторону баррикады. Я, собственно, ни с кем и не воюю, просто занимаюсь творчеством и познанием мира через  призму своих картин. А чтобы осуществлять масштабные проекты, нужна соответствующая поддержка. Для того и веду конструктивный диалог с властями, и, кажется, у меня это неплохо получается. Я пытаюсь помогать молодым художникам реализоваться через проект. И вижу отдачу даже в простых прохожих: люди останавливаются, задумываются, интересуются, а многие при встрече рассказывают свои впечатления, пишут  в соцсетях прекрасные и теплые слова, хотя я с ними и не знаком. Это действительно здорово.

Мне интересны темы семьи, воспитания детей, взаимоотношения людей, поиска себя, диалога человека и природы, ее сохранения, относительности времени  и пространства и безграничности человеческой фантазии. И, наверное, я последний романтик на этой планете, раз меня больше волнуют свежие  фотографии с марсохода, чем социальный строй и политические реформы государства, новый айфон и шмотки. Я практически никогда не езжу на разные дискуссии, лекции  не читаю эссе и статей  не смотрю по ТВ о том, что такое искусство и с чем его едят и запивают потом кофе с кофеином  или нет. Мне это не интересно. Я больше люблю  созидать.

- Какие остались впечатления от твоей первой «Стенограффии», от города? 

- «Стенограффия» оказалась для меня приятной неожиданностью. Честно, я в восторге от города, атмосферы фестиваля, организации, работы волонтеров и просто людей, которых захлестнуло  в водоворот этого события. Пожалуй, одно из самых ярких впечатлений в этом году. За  три дня спал от силы несколько часов, но отдыхать просто не было времени: хотелось столько всего посмотреть, познакомиться со всеми и просто погулять по городу. И рисовать в таком приятном  настроении было одно удовольствие.  

По сути, я как коллега восхищался работой организаторов, и с огромным удовольствием приеду еще не один раз. Я безумно доволен!

Пресс-служба фестиваля Стенограффия-2016
Художник: Георгий GOOZE Куринов (Краснодар)
Интервью: Мария Рознатовская
Фотограф: Максим Лоскутов