Игорь Митюнин – участник команды Mes Crew. В этом году он и еще несколько художников уже успели осуществить большой проект, который расположился на заборе у ТЦ Дирижабль. К 9 мая там появился поезд времени, идущий из 1941 года в 1945. Фестивальная работа Игоря, который рисует на пару с братом, тоже посвящена теме войны. Но на этот раз картина еще более личная и близкая авторам – на стене появится их дед, заслуженный герой.

Игорь, в копилке работ вашей команды уже много успешных проектов. Что вы приготовили для фестиваля?

Вчера нашей команде как раз исполнилось девять лет. Это – наша первая Стенограффия, обычно мы занимаемся только граффити. Мне интересно плести буквы, писать их по-новому. В этом году я рисую своего дедушку, он – герой Великой Отечественной войны. Деда недавно не стало, и я хотел бы увековечить его память во дворе, где он жил. Эта мысль пришла мне в голову, когда рисовал на холсте другого дедушку. Тогда же подумалось: сейчас многое посвящено теме семидесятилетия Победы, почему бы не изобразить своего деда, который, к тому же, настоящий герой войны. Тем более, это его двор – в итоге все сошлось, встало на свои места. 

Родные, наверное, гордятся тобой…

Да, конечно. Вчера рассказывали, что уже слышали по радио, когда начинается фестиваль,
они радуются и гордятся тем, что отдельно речь шла и о моей работе. 

Если говорить о работе: где для тебя проходит грань между стрит-артом и граффити?

Обычно я как раз рисую граффити. В это понятие я вкладываю шрифты, никнеймы – в целом, такой стиль мне ближе. Основным отличием, на мой взгляд, заключатся в идее художника. Граффити – больше раскрывает стиль автора, манеры написания его имени или команды, то в стрит-арте важна идея, посыл от человека, который этим занимается.
 


 

Если уличное искусство – это высказывание, что бы ты хотел сказать своей работой?

Новой работой я хочу напомнить, что здесь жил такой великий человек. Для меня, для людей этого двора он всегда был таким, хочется, чтобы они помнили его подвиг. 

Прошлая работа у тебя тоже была на военную тематику, ты будешь придерживаться её и в дальнейшем?

В прошлом году я рисовал не по своему эскизу, идея принадлежала другому человеку. Над тем объектом работало около восемнадцати художников, в том числе и мы с братом. Этой картиной я хочу поставить точку в своей работе с темой войны – это слишком личное для меня. Так получилось, что эта работа стала уже третьей связанной с войной. 
 



А есть какие-то идеи для новых работ?

Сейчас об этом сложно говорить, обычно какая-то идея довольно спонтанно приходит в голову и уже потом реализуется. У нас постоянно появляются новые работы, как правило, все происходит постепенно.

Со стрит-артом более менее понятно – важен рисунок, композиция. А что касается граффити – для чего много раз писать собственное имя или название?

Это делается больше для себя. Главным образом, для таких художников-граффитистов, как я. Это немного эгоистичная культура, направленная на собственную персону, стрит-арт же направлен на других людей. Главным образом, это – диалог. 

У тебя есть художники-вдохновители?

Да, в основном это российские авторы. Долгое время мы не видели зарубежных работ и могли учиться только на том, что рисуют у нас. В России граффити неплохо развито, хоть и зародилось позже, чем за рубежом. Но и у нас есть свои таланты, которых очень много.
 



Пресс-служба фестиваля “Стенограффия”
Интервью: Марина Говзман
Фото: Рада Полилова