Александр Жунев – пермский художник, который успел запомниться не только своими работами, но скандальным приводом в прокуратуру за эпатажную работу «Гагарин.Распятие». В этом году он превращает дряхлеющую водонапорную башню в идола с острова Пасхи.
 
Почему ты решил поселить в городских джунглях такое необычное для местного колорита изваяние?


Тематику работы мне подсказала форма водонапорной башни - напомнила статую с острова Пасхи. Можно заметить, что у нее сверху красная «шляпка» - очень похоже на верхушку божка. Недавно я смотрел об этом острове фильм, и так появилась идея преобразования постройки. Но помимо самой башни, большое значение имеет надпись, которая появится с наружной стороны забора, окружающего башню: «Зри в корень». Сам забор будет выполнен в виде кладки, которая располагалась под древними скульптурами. Ученые до сих пор бьются в догадках, как удалось выполнить ее так, чтобы конструкцию не коснулось время. Как людям удавалось таскать  многотонные камни, если даже сейчас современным технологиям это не под силу - это зацепило меня и вдохновило на новую работу.

А какое значение ты придаешь конкретно написанной фразе?

Ее идея в том, что всегда нужно искать глубокую истинную причину всех событий. Например, эта удивительная кладка - никому не приходит в голову, что ее могли построить не наши предки, а, например, инопланетяне. Почему-то ученые даже не касаются таких предположений.

То есть, иными словами, «во всем мне хочется дойти до самой сути»?

Да, именно так. Я считаю, что во всем нужно разбираться самому, всегда проверять теории, которые тебе предлагают, чего бы это ни касалось. В наше время это особенно актуально, когда есть массовая культура, есть телевидение, где все преподносят на блюдечке.

Вернемся к идее твоей работы…

Да, эти скульптуры с острова Пасхи - языческие идолы, а водонапорная башня - символ воды, без которой «ни туды и ни сюды». К сожалению, у нас сейчас много таких институтов, которые диктуют нам поведение, без которых и шагу нельзя ступить. Именно самостоятельности мышления посвящена моя работа. Чтобы человек сам понимал, что хорошо и что плохо, как следует поступать.



Раз уж мы коснулись современных реалий: сейчас кризис, как ты думаешь, насколько сильно он отразился на развитии стрит-арта, отразился ли вообще?

Легальный стрит-арт у нас сейчас только один - патриотический, так как деньги выделяются только на него. На «нелегальное» уличное искусство государством средства не выделяются. Думаю, рано или поздно, когда некоторым художникам станет не на что кормить семью и жить самим, они озлобятся и будут создавать свои работы незаконно, занимаясь вандализмом.

А ты сам еще не озлобился?

Нет, я понимаю, что происходит. Считаю, что в каждой ситуации можно найти что-то хорошее.

А если представить стрит-арт, как диалог художника с уличным пространством, с аудиторией - что ты хочешь сказать своими работами?

Каждая работа - отдельное высказывание. Я говорю о том, что меня волнует, что беспокоит в данный момент. Если меня волнует, например, вопрос религии или кризиса - я стараюсь передать это определенной картиной. Формула удачной работы для меня – это объединение мысли с удачной формой. Например мост-Домино Тимофея Ради - это отлично выбранное место, работа там живет. В моем случае форма башни и рисунок тоже соединяются в гармоничную композицию.

У тебя есть вдохновители, люди, на которых хотелось бы равняться?

Да, это, безусловно, художник Блум и Сальвадор Дали.

Дали любил эпатировать своими работами. Как ты думаешь, уличное искусство – это эпатаж?

Конечно, ведь мы, художники, вторгаемся в повседневную жизнь. Сейчас такое время, когда человек сам перестает думать о своих вкусах, выбирать их. Общество превращается в собаку Павлова. Задача стрит-арт художников – соединить несоединимое, мои работы иногда провокационные. Таким образом, мне хочется растормошить людей, заставить их думать, научиться мыслить критически.

И все-таки ситуация не так плачевна - появляются фестивали, люди узнают о стрит-арте, интересуются…

Конечно. Благодаря проведению таких мероприятий, люди тоже вдохновляются, уличное искусство становится ближе и уже не кажется таким странным и непонятным. И вот уже  кто-то предпочтет не сидеть в кинотеатре, поглощая поп-корна, а более философское занятие.


 
Интервью: Марина Говзман
Фото: Дмитрий Чабанов